Видео-лекторий "Ветераны Нижнего... Преемственность поколений..."

 

Встреча с ветераном боевых действий, кавалером 2-х орденов Мужества, майором милиции, врачом специального подразделения МВД России - Игорем Викторовичем Филипповым.

 

Игорь Филиппов

 

ФИЛОСОФСКИЕ ПОПЫТКИ

(навеяно первой кампанией)

 

Это случилось после очередной командировки. Я вдруг стал задумываться о происходящем. Как все люди, ходящие по улицам моего города веселы, беспечны, а где-то, не так уж и далеко, всего 1500 км, другая жизнь. Нет, не жизнь - ВОЙНА. Со всеми ее страшными и пугающими реалиями, потому что реалии на войне, даже смешные, они всегда пугающие…

 

Мне же иногда становится жутко. Особенно сейчас. Когда я многое понимаю и стараюсь осмыслить, но знаете, отчего жутко, оттого, что я пристрастился к таким ощущениям. Я гоню прочь от себя эти мысли, но мне это нравится безумно.

Я часто вижу в своих снах, как я снова в командировке, и я до сих пор убиваю врагов каждую ночь в своих снах, и когда я просыпаюсь в холодном поту, мое сердце бьется, как сумасшедшее, а порой мне удается досмотреть мои сны до конца и проснуться счастливым.

 

Что это – безумие? Или это нормально - вновь и вновь переживать свой боевой опыт. Никогда нельзя забывать, что эта война была суровым испытанием, а не каким-то абстрактным героическим приключением, каковым она подчас представляется обывателю или тем, кто сочиняет тексты выступлений для политиков.

 

Не помню где, но хорошо было сказано о глазах солдата, что если в них пристально взглянуть и захотеть понять, то и вы поймете, сколько крови и войны прошло через них; не они придают своему обладателю храбрости, даже если он и пытается выглядеть мужественно. В прошедших битвы есть нечто особое: их достоинство - результат образа жизни и уважения, испытываемого друг к другу. Они - свидетели превосходящих любое воображение событий; их чувства сформированы сплавом из немыслимого мужества и страха.

 

Безымянные солдаты первой чеченской кампании. Насколько быстро о них забудут, да и помнили ли о них вообще когда-либо? О некоторых - да: как о ненормальных, живущих на улице. Напрочь забыто сделанное ими - ради тебя, меня, нашей страны... Они - люди без прошлого, "вернувшиеся" из неизвестности, обреченные на равнодушие окружающих к ним самим и их некогда "нормальной" жизни. И это закономерно, ибо никто не попытается понять и, тем более, не захочет увидеть все грани искалеченности, принесенной войной в их жизни.

 

Война. С одной стороны, как пишут некоторые досужие журналисты и правозащитники, мы убивали людей и должны раскаиваться по этому поводу? Черта с два. Если бы я не убил их первым, они бы убили меня, без рассуждений. Я просто оказался чуть-чуть расторопнее, нажимая на курок, или целился лучше, чем они, или просто увидел их прежде, чем они увидели меня. Вот почему они мертвы, а я жив.

 

Раскаяние и угрызения совести - за что? Я и мои товарищи - солдаты, офицеры специальных подразделений, созданных как раз для борьбы, для УНИЧТОЖЕНИЯ, различных групп вооруженного врага (террористов, диверсантов, наемников, душегубов). Я делал то, к чему меня готовили. Я хорошо делал то, чему меня учили. Меня учили возвращать в строй раненых бойцов, чтобы они не теряли способности убивать врагов или способствовать этому. И нечего тут раскаиваться.

 

 6h4057BlLdo  P5Q yza5YTY  

 

В статье использованы фотографии из личного архива Игоря Филиппова

 

ГБУК НО НГИАМЗ
Нижегородский государственный историко-архитектурный музей-заповедник

Гранты Министерства культуры РФ

ОЦЕНКА КАЧЕСТВА

Карта сайта

 

Приемная: тел./факс +7 (831) 282-25-42
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

©ГБУК НО НГИАМЗ 2019

Город трудовой доблести и славы  Политика в отношении персональных данных ГБУК НО НГИАМЗ

Противодействие коррупции

 

НГИАМЗ временно закрыт для посещения

 

ПОДРОБНЕЕ >>